• (846) 956-12-60
    справочная
  • 959-19-10
    педиатрия
Россия, 443095, г.Самара, ул.Ташкентская, 159, Схема проезда
Медицинский центр, медицинская помощь, медицинские услуги, медицинское обследование, медицинские консультации. Самарская областная клиническая больница имени М.И. Калинина
Министерство здравоохранения Самарской области
Самарская областная клиническая больница имени В. Д. Середавина

ПОКОЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ: Великая Отечественная Война в семьях сотрудников СОКБ им. В.Д. Середавина

Отец И.А.Калужских, врача гастроэнтеролога гастроэнтерологического отделения главного корпуса

Кириков Александр Семенович

     1922-2013

  Александр Семенович Кириков родился 26 ноября 1922 года в деревне Зеленцино Александровского  района Владимирской губернии. Отучился четыре класса в деревенской школе, затем продолжил получать образование в городе Карабаново. После семилетки  окончил курсы по подготовке учителей начальных классов, начал преподавать в школе деревни Хмелево, Киржачского района Ивановской области, параллельно обучаясь в педагогическом училище.

       Известие о начале войны застало молодого учителя сельской школы в Юрьеве – Польском, куда он  приехал сдавать экзамены за второй курс педагогического училища. Из уличного репродуктора Молотов объявил о внезапном нападении фашистской  Германии на Советский Союз.

       Александр Семенович тот час же собрался ехать обратно домой, на призывной пункт. Однако заместитель директора училища  уговорил его остаться на две недели на сессию, «Родине нужны грамотные защитники», - сказал он, к тому же справка об окончании двух курсов педагогического училища, давала возможность попасть в военное училище и стать офицером. Сессия длилась две недели, он успешно сдал экзамены и вернулся к месту приписки.

       Через несколько недель он получил повестку, обязывающую его прибыть в определенный день в город Киржач. Кириков был распределен в парашютно – десантные войска. Обучение парашютистов происходило в городе Терехово под Москвой. Но после повторной медицинской комиссии у него обнаружили дефект барабанной перепонки и признали негодным для данного рода войск.

       Следующей повестки пришлось ждать до зимы. Военная подготовка продолжилась в городе Слободском, Кировской области, где с 26 декабря 1941 года по 1 марта 1942 года  Александр Кириков стал курсантом 282 запасного стрелкового полка. Обучение проходило буквально в полевых условиях, курсанты  жили в большой землянке с трехъярусными нарами, которая отапливалась двумя «буржуйками», уюта мало, но обогреться можно. За время военной подготовки стрелять из боевой винтовки пришлись лишь дважды по три патрона, боеприпасы экономили, а стрелять учили на специальном оптическом приборе. По окончании подготовки, утром 23 февраля курсанты приняли присягу.

       В часть постоянно приезжали представители разных ведомств, для отбора бойцов в различные военные училища. После принятия присяги отца вызвали для беседы в особый отдел армии, где после разъяснительной беседы с представителями госбезопасности и прохождения нескольких серьезных проверок, ему объявили, что он рекомендован для учебы в Высшей школе НКВД в Москве.

       Начались будни слушателя школы контрразведки. За короткий срок необходимо было пройти краткий курс юриспруденции, основы уголовного права, вникнуть в особенности агентурно – розыскной деятельности во фронтовых условиях. Вместе учились не только рядовые курсанты, но и офицеры со званиями до майора.

       По завершении школы, в августе 1942 года, прошло распределение по воинским частям. В звании сержанта госбезопасности, которое соответствовало званию лейтенанта Красной Армии, А.С.Кириков был отправлен, оперуполномоченным, в 967 полк 273 стрелковой дивизии 1-ой гвардейской армии, формировавшейся  в г. Подольске. Через 12 дней подразделение погрузили в вагоны и отправили на фронт без указания маршрута. Эшелон остановился лишь в нескольких десятках километрах от Сталинграда.

       Выгрузившись в городе Петров Вал, войска пошли пешком к линии фронта. Близость этой линии ощущалось во всем, на встречу  тянулись колонны раненых,  заметны были следы бомбежек, по пути попадались еще не захороненные тела солдат. Из – за непрерывных авианалетов  передвигались только ночью, днем приходилось прятались в оврагах. Близ совхоза Паньшино идущие к Сталинграду части подверглись сильнейшему авианалету, после которого ручьи и маленькие речушки в округе стали красными от крови. Через три ночных перехода дивизия заняла оборону севернее Сталинграда в районе  станции Котлубань.

       Задача перед оперативником была поставлена четко – пресечь диверсионно – разведывательную деятельность немецких спецслужб и сохранить боеспособность своей части, а конкретнее обеспечить режим секретности работы подразделений при подготовке боевых операций и защитить их от проникновения агентуры противника.  Задача была не из легких, в тылу Красной Армии действовали немецкие диверсионно – разведывательные группы, у противника существовала обширная резидентура и в наших войсках. Немало было попыток, часто удачных, вербовать советских солдат и офицеров немецкими разведчиками. В этот сложный для отечества час на линии фронта и в прифронтовой полосе разворачивалась невидимая война между разведслужбами СССР и Германии. Немецкая резидентура собирала информацию о составе, вооружении и передвижении наших воинских частей и переправляла эту информацию противнику. Сотрудники НКВД, в свою очередь, создавали свою сеть агентов с целью выявить и нейтрализовать немецких разведчиков.

       Условия, в которых Кириков начал выполнять свои обязанности, были страшными; с первых же дней дивизия оказалась под бомбовыми ударами немецкой авиации, превосходство которой было подавляющим. Рано утром появлялся самолет – разведчик, летавший на такой большой высоте, что огонь наших зениток был ему не страшен. Вслед за разведчиком из – за горизонта появлялись эскадрильи бомбардировщиков, которые висели над головами солдат, по очереди пикируя и сбрасывая тонны бомб. Одна эскадрилья отбомбит – прилетает следующая. И так весь световой день. Потери в дивизии были огромные. Через два дня таких бомбежек из двух тысячного полка в строю осталось не больше 600 человек, были случаи потери солдатами рассудка.

       Никакого прикрытия с неба от этих бомбежек не было. Немецкие летчики буквально издевались над нами и нашей беспомощностью: помимо бомб сбрасывали на позиции пустые бочки из – под горючего, листовки с предложениями сдаваться, которые служили «пропуском» на немецкую территорию. Иногда сбрасывали и мешки с захваченными в городах и селах уголовными делами и делами оперативных разработок, чтобы посеять в умах наших солдат страх и панику.

       В первых числах сентября  получили приказ о наступлении. Перед этим наша артиллерия с утра поработала так, что в первых двух линиях окопов противника практически не было, их взяли почти без боя. К сожалению, через некоторое время немцы открыли такой кошмарный огонь по своим, видимо, пристрелянным заранее окопам, что земля встала дыбом. Полку удалось продвинуться лишь на несколько сотен метров и теперь его позиции находились в непосредственном соприкосновении с позициями немцев.

       Бойцам в такой обстановке было запрещено покидать окопы. Но сержанту как оперативному работнику, необходимо было в течение целого дня, где перебежками, где ползком на животе, перебираться из одного окопа в другой, чтобы знать обстановку в своем подразделение. 29 сентября 1942 года во время одной из перебежек  он попал под огонь немецкого снайпера, первая пуля ударила его в бедро, он упал, вторая пуля, пройдя по касательной, лишь вырвала клок волос у виска, молодой офицер перекатился в разрушенный окоп. Окоп кишел полчищами мышей, которые бегали по телам солдат погибших во время артобстрела, в этом укрытие он и затаился, не рискуя высунуться. И все же через несколько часов он сумел выползти из окопа, добраться до своих позиций откуда его доставили в полевой госпиталь на станции Котлубань, а далее переправили в госпиталь города Балашов. За участие в боях под Сталинградом сержант Кириков был награжден медалью «За оборону Сталинграда».

       Пролечившись в госпитале, А.С.Кириков  с 20 ноября 1942 года был назначен на должность оперуполномоченного особого отдела НКВД 101 гвардейского стрелкового полка 35 гвардейской стрелковой дивизии 1 гвардейской армии. К концу ноябрь дивизия доукомплектовалась и  выдвинулась к линии фронта. Во время этого продвижения, на одной станции, А.С.Кириков узнал, что здесь же на пути к фронту находится часть, в которой служит его брат Василий. Не хотелось упускать шанс увидеть родного человека,  так как чуть раньше, в начале осени 1942 года, другой его брат, Алексей, пропал без вести, он доложил об этом командиру и попросил дать  возможность встретится с братом, командир разрешил. Дойдя до подразделения своего брата, он принялся его разыскивать.  К сожалению именно в это время Василий был отправлен с каким – то поручением, но мог вскоре вернуться. А.С.Кириков целый день ждал его на станции, но тот не появился, пришлось оставить ему записку и отправиться обратно. А уже через месяц, 28 декабря 1942 года сержант Василий Семенович Кириков погиб в боях за город Воронеж.

       10 декабря  дивизия заняла исходные позиции на линии фронта. Она была задействована в среднедонской наступательной операции (кодовое название – Малый Сатурн), проведенной Красной Армией с 16 по 30 декабря 1942 года. Целями операции являлся разгром противника, занявшего позиции на среднем Дону, и срыв попыток немцев деблокировать 6-ю армию фельдмаршала Паулюса, окруженную в Сталинграде. Наступающим частям противостояли немецкие части группы армий «Дон», 8-я итальянская армия и 3-я румынская армия.

       21 декабря 35 гвардейская дивизия вступила в бой с противником, после коротких боев враг отступал, наши части освобождали село за селом. Но 23 декабря 101 стрелковый полк в районе населенного пункта Арбузовка столкнулся с сильной группировкой противника, которая атаковала в юго – западном направлении, пытаясь соединиться с другими отступающими частями. Нашим войскам удалось блокировать противника в Арбузовке, где он и занял оборону. По данным разведки там находилось около 6 тысяч солдат и офицеров врага, это были в основном части СС, остатки 298-й немецкой пехотной дивизии и итальянские части. 24 декабря был получен приказ ликвидировать противника в Арбузовке. После 30 минутного артобстрела бойцы, в числе которых был и А.С.Кириков пошли на штурм села. Начались ожесточенные уличные бои, иногда переходящие в рукопашные схватки, большая группа автоматчиков противника при поддержке танков пыталась прорваться через позиции, где он находился,  в ходе ожесточенного боя контратака была отбита и освобождение села продолжилось. Видя безвыходность ситуации, итальянские солдаты  начали сдаваться. Один из офицеров СС открыл огонь не только по советским солдатам, но и по своим, отступающим, Кириков вступил с ним в перестрелку и ликвидировал. Бой заканчивался, противник был деморализован, многие  в слезах молили о пощаде, Арбузовская группировка была уничтожена.

       В конце декабря 1942 года части 35 гвардейской дивизии подступили к городу Чертково, в котором враг сосредоточил значительные силы. Гарнизон города насчитывал около 5 тысяч человек и поддерживался авиацией. Бои за город продолжались целый месяц. Враг под Чертково оказывал яростное сопротивление, так 15 – 16 января 1943 года немцами была предпринята атака  на наши позиции. Авиация прижала солдат к земле, вышедшие внезапно танки обратили в бегство, в атаке принимали участие до полка пехоты немцев. Наши подразделения  были отброшены на 7 километров и рассеянны, для удержания линии фронта необходимы были решительные действия. Всю ночь Кириков и командир батальона искали по хатам и окрестностям разбежавшихся солдат и сержантов. Утром к собранной группе он  добавил  служащих тыловых подразделений и  повел собранную колонну в несколько сотен человек на оставленные позиции. По пути встретилась машина командира дивизии, который спросил: «Что это за подразделение?». Александр Семенович ответил: «Это остатки 101-го полка, которые возвращаются на оставленные позиции. Колонну ведет оперуполномоченный особого  отдела НКВД 101-го полка  лейтенант Кириков». Командир дивизии обратился к замполиту и приказал ему записать его данные. Через несколько дней Кириков был награжден медалью «За Отвагу». Этой контратакой положение было восстановлено. Вскоре после этого, в конце января 1943 года, там же под Чертково, А.С.Кириков получил второе ранение, ранило осколком мины в грудь. К счастью ранение оказалось легким, и он лечился в санроте полка, как говорится, без отрыва от производства.

       В начале февраля дивизия, используя достигнутые успехи, продолжила оттеснять противника на запад, освобождая советские города и села. Так дивизия освободила Старобельск, Красный Лиман, Изюм, Барвенково, Лозовую, Павлоград, Новомосковск. К середине февраля 1943 года советские войска выдвинулись далеко на запад, образовалась дуга, сильно вклинившаяся в позиции противника. На самой западной точке дуги оказалась, в эти дни, 35 гвардейская стрелковая дивизия. Северный и южный фланги Юго – Западного фронта оказались открыты для контрнаступления немцев. 21 февраля 1943 года противник обрушился на 101 полк, силами танкового корпуса «СС» при поддержке авиации. Оборона полка была прорвана, он понес огромные потери, подразделения полка потеряли связь между собой и между другими частями дивизии, наши солдаты оказались в окружении. Александр Семенович оказался единственным офицером в группе из сотни бойцов, ему предстояло решить нелегкую задачу, организовать вывод отряда из окружения. В условиях отсутствия связи, и информации о положении своих и немецких позиций, полагаясь на данные организованной им же разведки, он сумел точно определить направление выхода  из котла. Продвигаться приходилось с осторожностью, периодически вступая в боестолкновения с противником, проводя разведку и пытаясь выйти на соединение с другими выходящими из окружения частями. Спустя несколько дней, когда казалось, удалось оторваться от врага, остановились на ночлег в одном селе. Ночью в село вошли немцы, начались перестрелки, многие солдаты были убиты, остальные отступили в лес. А.С.Кириков собрал всех оставшихся красноармейцев и велел им занять позиции в лесу. А самому пришлось вернулся в занятое врагом село, так как он оставил в избе, где ночевал, секретные документы. Рискуя жизнью на каждом шагу, он пробрался в село и забрал их. Через несколько дней Александр Семенович со своим небольшим отрядом встретил еще одну группу солдат из их полка, затем у Ново – Александровки остатки полка соединились с остальной дивизией.

       Враг в это время прорвался глубоко в тыл наших частей.  Выходили из окружения в северо – восточном направлении ведя тяжелые бои, в условиях нехватки боеприпасов, топлива и продовольствия. Войскам пришлось отступить на восточный берег реки Северский Донец. Выйдя из окружения, дивизия была отправлена во второй эшелон на отдых и пополнение, из – за больших потерь.

       19 апреля 1943 года на базе Управления особых отделов НКВД СССР было создано Главное управление контрразведки «Смерш». С этого же времени А.С.Кириков стал оперуполномоченным контрразведывательного отдела «Смерш» 1-й гвардейской армии. Как и прежде он продолжил борьбу с немецкими диверсантами, действовавшими вблизи и в расположении советских войск, находящихся на линии фронта. Принимал участие в поимке немецких шпионов – парашютистов, дважды удавалось брать живыми радистов – одиночек, в обоих случаях их задерживали во время сеансов радиосвязи вблизи крупного железнодорожного узла. Они были хорошо вооружены и имели при себе переносные радиостанции с набором кодов и шифровальных таблиц. Захваченные средства радиосвязи использовались потом в радиоиграх, для дезинформации разведки противника. Радиоигра имитировала деятельность уничтоженного или перевербованного разведчика – радиста и позволяла получать сведения о планах врага или вводить его в заблуждение.

       Летом 1943 года А.С.Кириков был направлен оперуполномоченным в 195 стрелковую  дивизию. Участвовал в Изюм – Барвенковской наступательной операции, проводившейся Красной Армией с 17 по 27 июля 1943 года,  целью которой было сковывание донбасской группировки противника и недопущения переброски немецких войск в район Курской битвы. 21 августа 1943 года он был тяжело ранен в обе ноги во время боя под городом Изюмом, когда на дне оврага  на склоне которого он занимал позицию разорвался снаряд. Более 4 месяцев провел он на лечении в городе Саратове в эвакогоспитале 5130.

       После госпиталя А.С.Кириков продолжил обучение в Высшей школе НКВД, а затем был назначен на должность оперуполномоченного управления НКВД в город Куйбышев.

       В следующий раз он оказался на фронте во время проведения советскими войсками Восточно – Прусской операции. Наши войска находились уже на территории противника, подступали к Кенигсбергу. Отступая, немцы оставили здесь хорошо подготовленную агентуру, которая растворилась среди местного населения и должна была проводить диверсионные операции в тылу наших войск, пытаясь уничтожать командные пункты и угрожая путям снабжения и линиям связи. Сотрудникам НКВД необходимо было предотвратить возникновение партизанского движения в Восточной Пруссии.

       С 6 по 9 апреля 1945 года советские войска штурмовали Кенигсберг. Кириков участвовал в боях за город. Уже во взятом городе разыскивал и выявлял из числа обычных солдат «Вермахта» идейных нацистов, остававшихся до конца верным Гитлеру и замешанных в преступлениях. Здесь он был представлен к своей второй медали «За Отвагу». В Кенигсберге Александр Семенович и встретил окончание Великой Отечественной Войны.

       Но для него война на этом не закончилась. После окончания войны его направили в Литву для борьбы с остатками фашистов и поддерживавшим их нацистским подпольем, «лесными братьями». Из Литвы он был откомандирован в Львовскую область, где шла настоящая война с националистическими бандформированиями. Обстановка там была напряженная, проходили ожесточенные бои с бандеровцами, были частые перестрелки и потери. Из – за того, что на   сотрудников госбезопасности шла настоящая охота,  А.С.Кириков старался не ночевать дважды на одном и том же месте, часто приходилось на ночь вообще уходить из населенных пунктов и ночевать в лесу или в стоге села в поле. Командировки на западную Украину для него продолжались несколько лет, до тех пор, пока враг не был полностью уничтожен.

       Александр Семенович награжден многочисленными орденами и медалями, но самыми дорогими для каждого ветерана являются награды, полученные непосредственно во время войны, выстраданные тяжелым воинским трудом, потом и кровью, для отца это две медали «За Отвагу», медаль «За Оборону Сталинграда», медаль «За Взятие Кенигсберга».

      После войны он наконец – то закончил педагогическое училище. Поступил в юридический институт и успешно его закончил.

       Долгие годы Александр Семенович работал экспертом – криминалистом в Управлении КГБ по Куйбышевской области. Некоторые уникальные дела, в расследовании которых в качестве аналитика участвовал А.С.Кириков, стали экспонатами музея криминалистики в Москве на Петровке 38. И после выхода на пенсию, он остался верен выбранной профессии, к его услугам, как эксперта – почерковеда, часто прибегало Управление ФСБ по Самарской области и частные структуры, ценя его профессиональные и обоснованные заключения и оценки.

       Несколько лет полковник Кириков участвовал в подготовке и издании областной «Белой Книги» жертв политических репрессий. Рассказывал о войне и о трудном пути к победе на открытых уроках в школах, тем самым внося свой вклад в патриотическое воспитание молодежи.

А.С.Кириков прожил 90 лет, воспитал дочь, внука и правнука, которые бережно хранят память о нем.

29.05.2015

Запись на приём
к врачу

Номер паспорта или свидетельства о рождении:
(не обязательно для заполнения)

Номер полиса / ЕНП:

Дата рождения:

Отделение:

Я даю согласие на обработку моих персональных данных в рамках федерального закона Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 152-Ф3 "О персональных данных"
© 1908-2018
Самарская областная клиническая больница имени В.Д. Середавина
Распечатать страницу

Контакты

Схема проезда

Информационная поддержка